Сражение за картошку

Опубликовано: 07 июля 2015

Глава Минсельхоза  А. Ткачёв обозначил свои продуктовые приоритеты. Ими оказались картофель и молоко. Но картошка на первом месте. Одним из первых жестов нового аграрного руководства стал призыв выращивать как можно больше картошки. Народному овощу отведена особая роль, он должен потеснить импорт, сэкономить стране десятки миллиардов рублей.

Как вернуть полтриллиона

Куда на Руси без картошки, это такой же стратегический товар, как хлеб или базовые лекарства. По производству корнеплода мы на втором месте в мире после Китая, по потреблению – на третьем. В среднем в РФ выращивают по 7,9 млн т товарного картофеля. Это почти на 2 млн т больше, чем всех остальных овощей, вместе взятых. Конечно, цифра не сравнима со сбором пшеницы, но втрое больше урожаев кукурузы, в восемь раз больше гречки, в 10 раз больше капусты.

Конечно, главное достоинство картошки – дешевизна, это лучший выбор, чтобы ужать семейные расходы на еду. По данным Росстата, средняя стоимость картошки в магазинах в 2014 г. была 26,6 руб. за килограмм, что вдвое дешевле риса и хлеба, втрое – лука. При этом картошка дорожает не так уж бурно, например, в 2008 г. килограмм шёл по 19 руб., в неурожайном 2010 г. вообще по 29 рублей.

Второй момент – стратегический. По новой продовольственной программе через пять лет зависимость от импортных овощей должна упасть на 70%. Тут Минсельхоз приводит интересные цифры. В среднем за год население РФ съедает 16 млн т овощей. Из них пятая часть приходится на импорт. С фруктами того круче, из 11 млн т импорт составляет шесть миллионов. В результате на закупку импортных овощей и фруктов наша страна тратит не менее 500 млрд руб. в год. Такую сумму можно лучше потратить с большим умом.

У России все шансы стать ведущей картофельной державой. Но сначала придётся поработать, подтягивая многочисленные хвосты. В чём засада с картофелем?

Во-первых, последние годы урожаи потихоньку сокращались. Что ни год, культуры высаживали чуть меньше. К счастью, сейчас тенденция переломилась. Во-вторых, урожайность картошки у нас втрое ниже, чем в Европе. «Там собирают 30–40 тонн картофеля с гектара. У нас, в зависимости от региона, 12–15 тонн», – говорит гендиректор компании «Агриконсалт» А. Голохвастов. Поэтому, как ни парадоксально, себестоимость российской продукции выше.

В-третьих, много проблем с качеством. Дело не во вкусе, тут всё в порядке. Но наша картошка хранится хуже, чем европейская. По данным Минсельхоза, пропадает примерно десятая часть урожая. В масштабах страны выходит более 700 тыс. тонн. Хватит, чтобы накормить несколько небольших европейских государств.

Основная причина – во многих хозяйствах выращивают так называемые ранние сорта картофеля. Они созревают быстрее, но к зиме теряют вкус, до весны значительная часть запасов просто не доживает. Поэтому к маю отечественный картофель на многих складах иссякает, приходится завозить импортный. Центральную Россию заполняет продукция из Белоруссии, хотя везут даже из Израиля и Марокко. Дальневосточные рынки заполняют китайцы.

В-четвёртых, вместо современных сортов картофеля населению нередко скармливают кота в мешке. Крестьяне, особенно в мелких хозяйствах, сплошь и рядом высаживают устаревшие сорта. Такой картошки очень много, поскольку крупные хозяйства производят только 20% урожая. Восемь десятых корнеплодов выращивают на дачах и приусадебных участках. Почти всё, что собрали, огородники съедают сами или продают на рынках.

Корнеплоды будущего

Качество семян – проблема масштабная. Дело в том, за 10–12 лет даже лучший картофель вырождается. После этого нужно покупать новые разработки у селекционеров. «Однако в наших хозяйствах новинки не в почёте. Что говорить, если до сих пор массово встречается синеглазка. Это сорт, выведенный 60 лет назад», – рассказывает замдиректора по науке ВНИИ картофельного хозяйства Б. Анисимов.

Особая тема – картофельные накрутки. Продукт, конечно, недорогой, но мог бы продаваться в магазинах ещё в 1,5–2 раза дешевле. Однако на пути от складов к рознице встают эшелоны перекупщиков. Особенно бурно картофельные спекуляции идут весной и в начале лета. В этот момент на складах намечается дефицит, цена картофеля взлетает на 30–50%.

Огромные наценки – полбеды. Сейчас мировой рынок дешёвого картофеля стремительно захватывает Китай. Для примера, пять лет назад в Поднебесной собирали такой же урожай, как у нас. С тех пор восточный сосед увеличил производство в 2,5 раза и прочно занял первую строчку в списке ведущих картофельных держав.

Секрет китайского чуда прост. «Они выращивают картошку так же, как делают автомобили. Выдают известные мировые сорта за собственные, по сути, пиратствуют в области селекции», – говорит Б. Анисимов. В то же время российские, как и европейские агрохолдинги, честно расплачиваются по полной с создателями новых сортов. Второй момент: КНР один из мировых лидеров по массовому использованию удобрений. Ладно бы натуральных, страна обнитратила почвы до предела. Поэтому концентрация не самых полезных веществ в китайских овощах порой превышает все мыслимые нормы. Зато урожаи огромные.

Сражаться с таким конкурентом сложно. Тем не менее у наших хозяйств большое картофельное будущее. В конце концов, правительство легко может ввести заградительные пошлины на подозрительно дешёвые китайские корнеплоды. Только прежде надо позаботиться о том, чтобы страна была накормлена собственной продукцией.

Для этого надо резко нарастить и посевные площади, и качество семян. Сейчас под картошкой 2,1 млн га. С одной стороны, это больше, чем отводят даже под самую модную на сегодня аграрную культуру – сою, под которой стоят 1,5 млн гектаров. С другой стороны, в 1990 г. под картошкой было 3,2 млн га, в 2010 г. засеяли 2,2 млн гектаров.

К счастью, процесс развернулся в обратную сторону. В прошлом году несколько крупных агрохолдингов объявили о резком расширении картофельного бизнеса. Один вложил в это 100 млн рублей, другой раскошелился на 550 миллионов. По прогнозам экспертов, через 10 лет крупные хозяйства будут производить более половины отечественной картошки. Да и урожайность постепенно растёт, по итогам 2014 г. в крупных хозяйствах сборы в среднем достигли 19 т с гектара. Лучше всех тут показал себя Дальний Восток, в Амурской области в 2014 г. средняя урожайность картофеля разом выросла вдвое! Порадовала Брянская область, где в посёлке Клетня осенью 2014 г. открыли современное картофелехранилище гигантских размеров. Оно больше похоже на современное предприятие по производству электроники, чем на привычную овощебазу. Такие комплексы сейчас возводят во многих аграрных регионах, помогла государственная программа поддержки.

В общем, дело с картошкой движется. Главное – не упустить темпы. Тогда и среднее качество продукта резко вырастет, и никакие конкуренты будут не страшны.

Григорий КОНСТАНТИНОВ

http://agro-max.ru/

В следующем году дефицит молока усугубится

Опубликовано: 10 марта 2015

Генеральный директор ЗАО «Агриконсалт» Андрей Голохвастов в беседе с корреспондентом Agro.ru подвел итоги нынешнего года и сделал свой прогноз на следующий. 

- «Агриконсалт» разрабатывает бизнес-планы для компаний, связанных с сельским хозяйством. С какими трудностями в основном,сталкиваетесь? 

- Настоящей проблемой для нас в разработке бизнес-планов является нестабильность поддержки со стороны власти. Дело не в том, что ситуация с финансированием ухудшается, дело в том, что поддержка не всегда является понятной для инвесторов. Ряд наших клиентов столкнулись с ситуацией, когда субсидии то дают вовремя, то они уже 1,5 года не могут их получить. Наша компания делает бизнес-планы на 8-10 лет вперед, поэтому инвесторам на этот период времени надо знать, что их ждет и на что они могут рассчитывать. 

- На что в первую очередь ориентируются банки, давая предприятию кредит? На бизнес-план или на что-то еще? 

- С нашей точки зрения, очень важно иметь хороший бизнес-план и концепцию проекта. Пока банки больше смотрят на финансовое положение заемщика. Знаю из своей практики, многие банки не раз обжигались на этом, ведь предприятия, бравшие у них кредиты, через какое-то время становились банкротами. Сейчас уже некоторые банки начинают ориентироваться на мировой опыт и все больше смотреть на то, как глубоко проработан проект. Я считаю, что это правильно. 

- Андрей, подведите итоги года. Как вы оцениваете сложившуюся ситуацию в молочной отрасли? 

- Год был очень тяжелый, но я не думаю, что это связано с введенными против России санкциями. Есть определенные сложности с финансированием, сейчас его сложнее получить. Еще сказалась нестабильность со стороны господдержки, то есть субсидирование, то оно замедляется. Инвесторы не знают, что их ждет, и испытывают некую нервозность. В связи с этим количество проектов в молочной отрасли снизилось. Тем не менее, часть проектов успешно развивается. Я считаю, что Дмитрий Медведев сказал очень точную фразу, которая может охарактеризовать нынешнюю ситуацию на рынке, «процесс инвестирования замедлился, но не прекратился». 

- Каков ваш прогноз на следующий год? 

- Я думаю, что будет легче. В начале следующего года должны погасить все задолженности по кредитам. С другой стороны, я ожидаю, что дефицит молока усугубится. Мы много работаем с регионами, и там большое внимание уделяется созданию семейных молочных ферм. Да, эта программа поддерживается на уровне Минсельхоза, но в ней тоже существуют свои трудности. Представим такую ситуацию - фермер завел 20 коров где-то в глубинке, куда ему деть молоко? Здесь в Подмосковье фермер может гордо выставить табличку «фермерское молоко» и продать его по высокой цене. А в какой-то деревушке, например, в Удмуртии, кому оно будет нужно? К сожалению, об этих проблемах заранее никто не думает. 

http://agro.ru/

"Круглый Год" в борьбе за рентабельность

Опубликовано: 30 января 2015

«Особенностью организации тепличного производства в России является высокая доля импортной составляющей,— говорит Андрей Голохвастов, генеральный директор ООО «Агриконсалт»,— основная часть инвестиционных затрат приходится на продукцию европейских производителей — оборудование, конструкции». По его словам, многие инвесторы, планировавшие вложиться в создание тепличных комплексов, временно заморозили свои проекты в Ленинградской области из-за курсовой волатильности, высоких процентов по кредитам и общей макроэкономической нестабильности. Андрей Голохвастов отметил, что трудности существуют и у крупных тепличных комплексов — из-за возросших операционных расходов.

Полная версия статьи (16-17 стр.)

 

Банкир Николай Шамалов собирается вложить 1 млрд рублей в производство говядины в Карелии

Опубликовано: 17 декабря 2014

Совладелец банка "Россия" и давний соратник президента Владимира Путина Николай Шамалов планирует развивать сельское хозяйство в Карелии. По информации "ДП", он инвестирует около 1 млрд рублей в создание животноводческого комплекса по выращиванию коров мясного направления. Согласно СПАРК, в этом году банкир уже зарегистрировал ООО "Новое" в Карелии, основным видом деятельности которого является сельское хозяйство. 

Коровы на миллиард

Николай Шамалов — соучредитель знаменитого кооператива "Озеро" и владелец 10,3% акций АБ "Россия". Вместе с основным акционером АБ "Россия" Юрием Ковальчуком он попал в санкционный список ЕС и США.

В Ленобласти Николай Шамалов уже построил ООО "Яровое" в Приозерском районе, которое тоже специализируется на разведении коров мясных пород. Как сообщал "ДП", объем инвестиций в комплекс мощностью 1 тыс. голов составил более 300 млн рублей. В Карелии проект будет масштабнее. Там планируется ферма на 2 тыс. коров с собственной кормовой базой и объемом инвестиций в 1 млрд рублей. Это позволит производить около 1 тыс. т мраморной говядины в год, подсчитали эксперты. На территории Лахденпохского района сейчас ведется оформление земель, выбрана площадка под строительство комплекса. Другие проекты Николая Шамалова с сельским хозяйством не связаны. В 2012 году совместная компания бизнесмена и Геннадия Тимченко "Авиа групп Норд" приобрела здание терминала для частных самолетов в Пулково–2. Терминал для приема бизнес–авиации в Пулково–3 также связывают с Николаем Шамаловым.

Ранее банкир был совладельцем Выборгского судостроительного завода.

Нужный инвестор 

В ЗАО "Михайлов и партнеры", которое занимается сопровождением проектов банка "Россия", запрос "ДП" проигнорировали. Зато в администрации Карелии информацию подтвердили. "Мы заинтересованы в таких инвесторах, — передал через пресс–секретаря глава республики Александр Худилайнен.

"Мраморная говядина - дорогостоящий продукт, скорее всего рынком сбыта будет Санкт-Петербург", полагает гендиректор ЗАО "Агриконсалт" Андрей Голохвастов. По его словам, выход инвестора в Карелию связан с тем, что для такого предприятия нужно около 4 тыс. га земли. В Ленобласти такие площади есть только в удаленных районах.

 

http://www.dp.ru/

Белоруссия теряет «молочные» позиции на Северо-Западе

Опубликовано: 06 февраля 2014

Возможно, представители белорусского посольства проводят совещания с торговлей не зря, потому что белорусские молочные товары могут потерять свои позиции на рынке. При этом приоритетным направлением у союзной страны может остаться экспорт сухого молока.

«Их доля на рынке будет уменьшаться, это в первую очередь последствия вступления России в ВТО», — считает главный редактор отраслевого портала dairynews Михаил Мищенко. Он поясняет, что в сейчас белорусские производители занимают лидирующие позиции в нескольких секторах: по сырам (не менее 50% от всего импорта сыров), маслу (50% импорта масла), а также по сухому молоку.

Сейчас же, после вступления России в ВТО, иностранные производители могут более активно выходить на российский рынок и потеснить нынешних игроков. А белорусам стоит опасаться конкуренции с «молочниками» из Новой Зеландии, США и Европы, которые начинают активно поставлять свою продукцию на международный молочный рынок, в том числе, и в Россию. В данной ситуации белорусские компании могут «играть» только ценой, но и это преимущество они утрачивают из-за вступления нашей страны в ВТО, считает Михаил Мищенко.

«Белорусские молочные продукты составляют серьезную конкуренцию для производителей Северо-Запада, причем в основном за счет цены. По качеству местная продукция нисколько не уступает белорусской. Белорусы могут держать низкие цены, поскольку получают значительную поддержку от своего государства, дотации и субсидии у них намного больше, чем у российских производителей», — полагает генеральный директор одного из крупнейших производителей молока и молочной продукции в Ленобласти, ЗАО «Приневское», Мухажир Этуев.

Правда, другие участники рынка отмечают, что белорусские производители могут потерять свою долю в первую очередь на рынке сырого молока. «Переработчики на Северо-Западе закупают сырое белорусское молоко, но ее доля не слишком велика. Белорусы могут потерять этот рынок, поскольку не так давно их власти приняли решение максимально снизить экспорт сырого молока», — говорит председатель совета директоров холдинга «Галактика» Игорь Дю.

По его мнению, говорить о засилье белорусских молочных продуктов в петербургской торговле нельзя. «Если брать крупные торговые сети, то у них очень большой ассортимент, белорусы там не преобладают. Скорее они составляют конкуренцию местным заводам в небольших несетевых магазинах формата «около дома», за счет того, что их продукция дешевле брендированной отечественной», — говорит Игорь Дю.

Представители федеральной сети гипермаркетов "О'Кей" добавляют, что белорусские производители в РФ работают через российских партнеров дистрибьюторов, собственная дистрибуция на территории России у них развита слабо. Кроме того, белорусским продуктам трудно конкурировать с российским производителем и продукцией из Прибалтики.

С этим согласен и генеральный директор консалтинговой компании «Агриконсалт» Андрей Голохвастов. «Как показал анализ ассортимента петербургских магазинов, в федеральных сетях белорусской продукции сейчас не так много, скорее ее больше в несетевой торговле. Причем часть белорусской брендированной продукции недешевая, но при этом достаточно качественная», — поясняет он.

Ряд экспертов указывает на то, что разница между белорусской и российской брендированной продукцией составляет по разным ассортиментным позициям 1–3 рубля. Причем на фоне роста курса доллара и евро отдельные товарные позиции белорусской «молочки» начали дорожать, прежде всего в сетевых магазинах.

«В нашей сети из белорусской молочной продукции продается «Савушкин продукт" и сыры. Продукция пользуется устойчивым спросом и имеет стабильное качество, можно сказать, что наблюдается рост потребления. При этом иногда цены на продукцию - выше среднего по рынку за аналогичные продукты других производителей. Редко, но бывает, что продукт из Белоруссии не соответствует нашим требованиям к качеству и информации, нанесенной на товар для потребителей», - сообщили "Телеграфу" в пресс-службе сети «О' Кей».

«Что касается поддержки правительством Белоруссии своих экспортеров, то, возможно, роль государства не только — и не столько — в дотациях, сколько в целенаправленной поддержке экспорта и ориентированности на него», — говорит Андрей Голохвастов.

Он также считает, что вступление в ВТО не отразится на импорте белорусских молочных товаров. «Тут больше играют роль состояние экономики Белоруссии и отношения обеих стран. По другой импортной продукции возможно ее увеличение, но не за счет ВТО, а за счет отмены квот и увеличения производства продукции в развитых странах. Впрочем, многое будет зависеть от экономики — сейчас евро вырос к рублю более чем на 10%, и это не способствует росту конкурентоспособности. Поэтому корректный прогноз сделать крайне сложно», — рассуждает Андрей Голохвастов.

По данным Белстата, за девять месяцев 2013 года объемы импорта белорусской молочной продукции в Россию в пересчете на молоко превысили 4 млн тонн. В то же время поставки цельномолочной продукции уменьшились до уровня 207 тыс. тонн (на 4,9% меньше, чем за девять месяцев 2012 года). Белорусскими производителями поставлено в Россию 50 тыс. тонн сливочного масла (минус 20,4%). По остальным молочным позициям поставки увеличились. Так, объемы импорта из Белоруссии сухого обезжиренного молока увеличились на 49,2% до 74 тыс. тонн, сухого цельного молока — на 77,9% до 32 тыс. тонн. Объемы поставок белорусских сыров в январе–сентябре 2013 года остались на уровне аналогичного периода 2012 года — 103 тыс. тонн, свидетельствуют данные Белстата.

© DairyNews.ru